Аватар

Кавказский геополитический клуб (КГК)

– многопрофильная площадка, призванная объединить ведущих экспертов в сфере геополитики, а также общественно-политической и религиозно-идеологической проблематики.

Деятельность Клуба не ограничивается исключительно «кавказскими» рамками. Среди важнейших направлений экспертно-аналитической работы КГК – Северный Кавказ и Закавказье, Ближний Восток, Крым, Поволжье, Турция, Иран, радикальный исламизм, прикладные вопросы глобализации и культурологии и т.д. Презентация Клуба прошла 20 ноября 2014 г. во Владикавказе в рамках научно-практической конференции «Геополитика Большого Кавказа в контексте ближневосточного и украинского кризисов». С перечнем проведенных мероприятий можно ознакомиться здесь, некоторыми аналитическими материалами членов КГК - здесь, изданиями Клуба - тут.

Секретарь-координатор Клуба – политолог Яна Амелина.

Что нам делать с радикальным исламизмом. Прямо сейчас


Серия воскресных терактов в Дагестане (20 погибших, среди которых, помимо сотрудников правоохранительных органов и нескольких гражданских лиц, священник и охранник дербентской церкви Покрова Пресвятой Богородицы; шесть террористов ликвидированы) - показатель системного кризиса сразу по нескольким направлениям.

Начался этот кризис, конечно, не 23 июня 2024 г., и даже не 29 октября 2023 г., когда республиканские власти сначала прошляпили, а потом попытались спустить на тормозах последствия захвата махачкалинского аэропорта группой радикально настроенных мусульман, искавших (к счастью, безуспешно) лиц еврейской национальности, якобы виновных в страданиях палестинцев. То, что российские евреи не имеют к очередному обострению палестино-израильского конфликта никакого отношения, погромщиков не волновало. При этом подготовка к захвату аэропорта шла буквально в режиме реального времени в открытых - в том числе для дагестанских чиновников и правоохранителей - телеграм-каналах, ранее уже засветившихся при организации разного рода провокаций и не скрывающих своих связей с украинской стороной. Тем не менее, случилось то, что случилось. И, по-видимому, эта относительная безнаказанность вдохновила многих…

Отметим, что 23 июня одной из целей террористов стала дербентская синагога. Хотя ни для кого не секрет, что после событий 7 октября 2023 г. синагоги и еврейские культурные центры объявлены радикальными исламистами по всему миру приоритетными целями.

Судя по всему, серьезных выводов ни из октябрьского безумия, ни из публично объявленных приоритетов мирового джихадизма, ни из мартовской трагедии в московском «Крокус Сити» в Дагестане сделано не было. Наблюдается катастрофический провал как минимум аналитической и профилактической работы. Как и агентурной: многие знали о радикально-исламистских настроениях ликвидированных террористов (среди которых – двое сыновей и племянник теперь уже бывшего главы Сергокалинского района Республики Дагестан, мастер спорта - боец ММА и другие неплохо устроившиеся в жизни взрослые люди), но никто не сообщил об этом в правоохранительные органы. А если сообщил, то по этим сообщениям не были приняты меры.

Остается надеяться, что они будут приняты хотя бы после трагедии в Махачкале и Дербенте. О каких первоочередных - помимо очевидных полицейских - мерах, причем далеко не только в Дагестане, идет речь?

Необходима жесткая зачистка информационного пространства, прежде всего, социальных сетей, в которых ведется прямая пропаганда радикально-исламистской идеологии в крайнем ее варианте. Действующая вКонтакте широкая сеть околоисламистских пабликов создает фон, необходимый для дальнейшего внедрения в сознание экстремистских идей. Не менее разветвленная структура соответствующих телеграм-каналов уже прямо подводит поддавшихся на эту пропаганду к совершению массовых убийств по национальному и религиозному признаку, а также террористических актов.

Прямо сейчас, уже после произошедшего в Дагестане, эти сообщества и каналы - мы снова говорим про ОТКРЫТЫЕ источники - полны призывов и обещаний продолжить террористическую деятельность. Будем ждать, когда они снова воплотятся в реальность?.. Добавим, что наиболее неадекватные каналы, открыто поддержавшие террористов и оправдывающие их деяния, были заблочены… на следующий день после трагедии, ровно по той же схеме, что и вышеупомянутый телеграм-канал, сзывавший дагестанцев в махачкалинский аэропорт. Почему это не было сделано раньше, чего дожидались?..

Нужна серьезная аналитическая работа по всему спектру радикально-исламистской идеологии, что особенно актуально на фоне специальной военной операции, в первую очередь, в сфере отслеживания и анализа последних трендов террористического характера, распространяющихся в этой среде. Необходим федеральный информационно-аналитический центр анализа современных вызовов и угроз, одним из направлений работы которого должен стать радикальный исламизм (который нельзя рассматривать в отрыве от иных террористических векторов).

Одной из этих угроз, как мы говорим и пишем на протяжении уже нескольких лет, является суицидальный терроризм, проявление которого - весьма возможно - и наблюдалось в воскресенье. Собирались ли террористы уйти «в лес» или реализовали «суицид через силовика», из имеющейся информации пока не вполне понятно. Однако второй вариант позволяет провести определенные параллели с деятельностью запрещенной в России террористической организации «колумбайн» (немотивированные суицидальные нападения на школы). И это лишь осложняет ситуацию в сфере общественной безопасности.

Крайне важно переформатирование профилактической работы - как среди молодежи, так и среди взрослого населения, которая на данный момент носит во многом формальный, а то и лицемерный характер. Вокруг радикального исламизма должна быть создана атмосфера нетерпимости. Высказывание подобных взглядов, тем более откровенно насильственного характера, не важно, в интернете или в реальной жизни, должно стать абсолютно не допустимым. Ведущую роль в этом обязаны сыграть как официальные (муфтият), так и неформальные лидеры мнений в мусульманской среде. Если борьба с радикализмом де-факто продолжит саботироваться, как это, по всей видимости, происходит сейчас, государство будет обязано принять соответствующие меры по изменению кадрового состава исламских институций. Однако очень много вопросов возникает и к светским властям.

Профилактика необходима не только в сугубо религиозной сфере. Одним из ее проявлений должна стать серия интенсивных практических семинаров по противодействию радикально-исламистской пропаганде для школьных учителей, вузовских преподавателей, специалистов по работе с молодежью и т.д.

Пропаганде радикализма в разного рода «бойцовских клубах» и в «развлекательном» контенте всяких «публичных клоунов» должен быть положен конец. Как и любым попыткам оправдания ношения никабов. Никаб в России, как одеяние, не характерное для традиционного ислама и являющееся маркером как минимум пристального интереса, а зачастую - выраженных симпатий к радикальному исламизму, должен быть исключен из общественного пространства. Как в Москве, так и в Дагестане.

И первыми эти меры должны поддержать сами мусульмане. В противном случае в скором времени придется принимать гораздо более жесткие.

Яна Амелина, Украина.ру

25 июня 2024г.


Вернуться назад