Аватар

Кавказский геополитический клуб (КГК)

– многопрофильная площадка, призванная объединить ведущих экспертов в сфере геополитики, а также общественно-политической и религиозно-идеологической проблематики.

Деятельность Клуба не ограничивается исключительно «кавказскими» рамками. Среди важнейших направлений экспертно-аналитической работы КГК – Северный Кавказ и Закавказье, Ближний Восток, Крым, Поволжье, Турция, Иран, радикальный исламизм, прикладные вопросы глобализации и культурологии и т.д. Презентация Клуба прошла 20 ноября 2014 г. во Владикавказе в рамках научно-практической конференции «Геополитика Большого Кавказа в контексте ближневосточного и украинского кризисов». С перечнем проведенных мероприятий можно ознакомиться здесь, некоторыми аналитическими материалами членов КГК - здесь, изданиями Клуба - тут.

Секретарь-координатор Клуба – политолог Яна Амелина.

Предложения президента по Украине – проблеск надежды на мир


Россия много раз предлагала Западу урегулировать украинский кризис в самом начале, но каждый раз Киев и его западные кукловоды последовательно и целенаправленно срывали попытки урегулирования вооружённого конфликта, напомнил 14 июня Владимир Путин на встрече с руководством МИД России. Так было и с Минскими соглашениями, и с попыткой заключения в марте – апреле Стамбульских соглашений, содержащих ряд компромиссных позиций. Накануне издание New York Times опубликовало проект «Договора о постоянном нейтралитете и гарантиях безопасности Украины», а также так и не подписанное Коммюнике с перечислением основных положений Договора и кратким описанием примерных механизмов их реализации. Ранее, в ноябре 2023 года бывший заместитель министра иностранных дел России Давид Арахамия рассказал о роли теперь уже бывшего премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, во время своего визита в Киев сделавшего предложение, от которого, очевидно, невозможно было отказаться: «Давайте будем просто воевать».

Сегодня же, как отметил Владимир Путин, «положение дел в корне изменилось. Жители Херсонщины и Запорожья в ходе референдумов выразили свою позицию, Херсонская и Запорожская области, так же как Донецкая и Луганская народные республики, вошли в состав Российской Федерации. И речи о нарушении нашего государственного единства быть не может. Воля людей быть с Россией незыблема. Вопрос навсегда закрыт и больше не обсуждается.

Хочу вновь повторить: именно Запад готовил и спровоцировал украинский кризис, а сейчас делает всё, чтобы затягивался этот кризис бесконечно, ослаблял, взаимно ожесточал народ России и Украины», подчеркнул Президент, выразив уверенность, что дальнейшие переговоры возможны, но только с учётом сложившихся реалий, на базе Стамбульских соглашений и действующей редакции Конституции Российской Федерации.

В частности, боевики ВСУ должны быть полностью выведены с территорий ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей, причём «именно со всей территории этих регионов в пределах их административных границ, которые существовали на момент их вхождения в Украину. Как только в Киеве заявят о том, что готовы к такому решению, и начнут реальный вывод войск из этих регионов, а также официально уведомят об отказе от планов вступления в НАТО, с нашей стороны незамедлительно, буквально в ту же минуту последует приказ прекратить огонь и начать переговоры. Повторю: мы это сделаем незамедлительно. Естественно, одновременно гарантируем беспрепятственный и безопасный отвод украинских частей и соединений».

Далее, Украина должна стать нейтральной, внеблоковой и безъядерной страной. Базовые соглашения по мирному урегулированию должны быть зафиксированы международными договорами, равно как и статус Крыма и Севастополя, ДНР и ЛНР, Запорожской и Херсонской областей как регионов Российской Федерации. Запад отменяет антироссийские санкции, а хотя бы как-то легитимные киевские власти (разумеется, о просроченном Зеленском речи не идёт) гарантируют соблюдение прав русскоязычного населения Украины, русского языка и т.д.

Президент особо отметил, что это ещё одно мирное предложение, но если киевские власти и их «западные союзники» откажутся, то на них ляжет вся ответственность за продолжение кровопролития. Разумеется, ответ последовал и оказался предсказуемо негативным, что в полной мере подтвердила начавшаяся накануне в Швейцарии сфабрикованная западными спонсорами Киева никчемная сходка под названием «Мирная конференция по Украине», проигнорированная многими крупными игроками (в частности Китаем). Но даже явившийся в Бюргеншток министр иностранных дел Турции Хакан Фидан отметил важность обеспечения результативности саммита «благодаря присутствию второй стороны – России – в этом зале. Очень важным является то, чтобы разработать целостную инклюзивную стратегию, которая предусматривает дипломатические шаги». В свою очередь, его саудовский коллега заявил, что достижение мира «будет требовать тяжелых компромиссов как части дорожной карты, которая приведет к миру. И нужно подчеркнуть, что любой серьезный процесс потребует представительства России. Мы надеемся, что этот саммит отражает данные цели».

Надо заметить, предложения В. Путина по окончательному урегулированию (а не выгодной Западу его так называемой временной «заморозке») вооружённого конфликта на Украине, собственно, и являются частью такой стратегии, в полной мере обоснованную имеющейся практикой урегулирования конфликтов ряда государств с Западом на основе схожих инициатив властей этих государств, с учётом военно-политической ситуации применительно к обстоятельствам места и времени и в соответствии с нормами международного права.

Скажем, в 1958 и 1960 гг. власти Индии предлагали Португалии переговоры по деколонизации 4 колониальных эксклавов Лиссабона – ещё с середины XVII века – на западе и северо-западе Индостана. Колонизаторы от переговоров отказались, подтверждая «исконно португальскую» принадлежность этих районов. Одновременно Лиссабон планировал привлечь к предстоящему конфликту союзников по НАТО и Пакистан. Но страны Запада и Исламабад не решились на военно-политическую поддержку Португалии в её противостоянии с Индией. Несмотря на то что британские ВВС и ВМС с британских военных баз в Омане, Адене (британский Южный Йемен), на Мальдивских, Сейшельских островах были направлены в морской район, примыкающий к конфликтной зоне, они не вмешались в состоявшийся вскоре конфликт.

В декабре 1961 года, поскольку португальская сторона повторила свою позицию по статусу упомянутых районов, Индия была вынуждена провести краткосрочную специальную военную операцию, в ходе которой 4 анклавных района вскоре были деколонизированы (хотя их воссоединение с Индией Португалия официально признала только в 1974 году, после свержения националистической диктатуры Салазара – Каэтану).

Схожая ситуация сложилась в 1953-1956 гг. с четырьмя эксклавами Франции на юго-западном и юго-восточном побережье Индии, существовавшими с середины XVIII века. Потерпев сокрушительное поражение во «Французском Индокитае» в 1954 г., Париж не решился на военный конфликт с Индией, требовавшей, особенно активно с 1953 г., деколонизации этих районов. В результате к середине 1956 года они воссоединились с исторической родиной. Но Франция официально признала принадлежность индийский статус означенных районов только в 1963 году.

Индусы и родственные этносы составляли в тех португальских и французских районах более 70% местного населения ко времени деколонизации, выступая в большинстве своем за воссоединение с Индией. Но характерно в этой связи, что в тех экс-колониальных эксклавах индийские власти не предпринимали «антиколониальных» репрессий или депортаций местных португальцев и французов: почти 85% из них добровольно репатриировались в течение одного-трех лет в свои метрополии. А, например, в бывшем французским Пондишери на юго-востоке Индии поныне работает Французский институт (образовательный и научный) индологии, истории и ботаники.

Схожий пример: в 1968 году власти Марокко потребовали от Испании отказаться от давнего колониального эксклава Ифни на юго-западном марокканском побережье. Мадрид сперва отказался от переговоров, хотя в этом районе свыше 90% жителей издавна составляли марокканцы и берберы, требовавшие с 1957-го воссоединения с независимым (с 1956 г.) бывшим французским Марокко.

Войска этого королевства на северо-западе Африки ввиду отказа Мадрида от деколонизации, сопровождавшегося репрессиями против местных неиспанских жителей, предприняли в декабре 1968 г. в Ифни военную операцию, что вынудило Мадрид к переговорам, и уже 4 января 1969-го эксклав официально стал марокканским.

В 1930 г. и 1947 г. Великобритания и Франция согласились с требованиями Китая вернуть в его состав существовавшие с середины XIX века на китайском побережье Восточно- и Южно-Китайского морей эксклавы: британский Вэйхайвэй и французский Гуаньчжоувань (с тех пор это города Вэйхай и Чжэцзян).

В 1952 году экс-итальянская Эритрея, расположенная на побережье Красного моря, воссоединилась с Эфиопией в статусе автономного региона, чему с 1944 г. препятствовали в Лондоне: британские войска находились в Эритрее, создав на ее побережье военные базы. Сама же Эритрея была оккупирована Италией еще в конце 19 века, но во Второй мировой войне итальянцы лишились этого региона, в освобождении которого участвовали и эфиопские войска.

Небезынтересен пример и с портовым городом Гвадар на юго-западе Пакистана, с колониальных времён пребывавшим в составе британского протектората Оман, что позволяло Лондону контролировать Ормузский пролив между Персидским заливом и Индийским океаном. Получив в 1947 г. независимость от Великобритании, Пакистан требовал (даже с поддержкой Индии) деколонизации города. Британцы сперва упорствовали, требуя от Исламабада компенсации за возможную передачу Гвадара Пакистану. Назревал военный конфликт, дабы избежать которого, стороны согласились на переговоры по этому варианту, и 8 сентября 1958 года Гвадар был выкуплен Пакистаном за 5,5 млрд. пакистанских рупий: за 2 месяца до этого британцы согласились почти на треть сократить требуемую ими компенсацию. В настоящее время Гвадар – среди крупнейших транзитных портов в бассейне Индийского океана, конечный пункт масштабного проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (CPEC).

Это лишь некоторые прецеденты урегулирования международных споров и противоречий, в полной мере подтверждающие обоснованность мирного плана Владимира Путина. Вполне логично, что в выступлении российского лидера были предложены основные принципы контура «равной и неделимой безопасности, взаимовыгодного, равноправного сотрудничества и развития… в перспективе надо вести дело к постепенному сворачиванию военного присутствия внешних держав в Евразийском регионе».

Дмитрий Нефедов, Фонд стратегической культуры

18 июня 2024г.


Вернуться назад